Сама по себе технология нейтральна, но борьба за ее использование в своих интересах создает «гонку цифровых вооружений»

Сама по себе технология нейтральна, но борьба за ее использование в своих интересах создает «гонку цифровых вооружений»

Одной из тенденций 2012 года в интернете стал бурный рост проектов в сфере онлайн-образования. Возможности коммуникации через глобальную сеть используются для обучения довольно давно. Жаждущие знаний могли смотреть видеозаписи лекций, прочитанных в находящихся за тысячи километров от них аудиториях, либо изучать иностранный язык с преподавателем через скайп. Но теперь популярность стали набирать большие платформы для курсов, созданных специально для интернета преподавателями ведущих университетов мира.

Лидером в этой сфере быстро стал стартап Coursera, основанный двумя преподавателями информатики из Стэнфорда. За год он привлек более 3 миллионов слушателей, которые прослушали один или несколько из 335 доступных курсов. Список курсов, как и участвующих в проекте университетов, постоянно пополняется. Зарегистрировавшись на сайте и выбрав интересующий предмет, любой желающий может пройти, к примеру, 2‑3‑месячный курс по макроэкономике, статистической молекулярной термодинамике, программированию на С++ или социальной психологии. Который, к тому же, будет вести профессор с мировым именем из Принстона или того же Стэнфорда. Просмотреть лекции, изучить рекомендуемую литературу, сдать тесты, задания, экзамен, получить сертификат можно не выходя из дому. При этом подобное интернет-обучение совершенно бесплатно (по крайней мере, на данный момент), тогда как студенты вузов такого уровня платят кругленькие суммы в долларах. И аудиторией каждого из предложенных интернет-курсов становятся десятки тысяч людей из разных стран мира, которые получают знания и обмениваются мнениями. Воистину, новые технологии на службе обществу знания.

И вот, в начале апреля на Coursera стартовал один из самых интересных и противоречивых курсов года, относящихся к социальным наукам — «Развитие демократии» (Democratic Development). Его тематика такова: продвижение демократии, «третья волна» демократизации, легитимность власти, типы авторитарных режимов и т. д. То есть рассмотрение политических, экономических, культурных факторов с упором на демократию как универсальную ценность. Заявлено, что теории и идеи, усвоенные в ходе онлайн-обучения, помогут слушателям «построить или улучшить демократию в их странах».

Автором курса является американский политолог Ларри Даймонд. Профессор Даймонд — человек, хорошо известный в профессиональных кругах. Ведущий современный ученый в области исследования демократических процессов, директор Центра демократии, развития и верховенства права, научный консультант Международного форума за демократию при Национальном фонде поддержки демократии (NED), советник многих правительственных структур, Ларри Даймонд часто выступает с докладами на международных конференциях и дискуссионных площадках, донося свою позицию по стратегии демократизации развивающихся стран. Но не только выступает. Вместе с бывшим коллегой по Стенфорду, а ныне послом США в России Майклом Макфолом, они входят в группу так называемых «либеральных ястребов» администрации Обамы. Жестко критикуя предшественников за хаос в Ираке (как это делает Ларри Даймонд в книге «Утерянная победа: Американская оккупация и неуклюжая попытка принести демократию в Ирак»), они предпочитают распространять неолиберальную модель демократии более мягкими и современными методами. Например, Макфол, которого в определенных кругах называют «идеологом цветных революций», проводит неофициальные встречи с российской оппозицией, предположив, в свое время, что Путин может стать «русским Милошевичем».

Центр демократии Даймонда оказывал технологическую поддержку активистам антиправительственных выступлений в Египте во время «арабской весны». Программисты и студенты компьютерных специальностей Стенфорда обеспечивали египетских блогеров необходимыми приложениями и системой управления контентом, чтобы те могли доносить интернет-аудитории свое видение событий.

Важности новых информационных технологий в деле распространения демократии посвящена недавно вышедшая под редакторством Ларри Даймонда книга: «Технология освобождения: Социальные медиа и борьба за демократию». Бурный рост социальных сетей, блогосферы, мобильных приложений — все это дает больше возможностей гражданам влиять на политические процессы или переключает внимание с политики на цифровые развлечения? Позволяет оппозиционным активистам легче свергать правящую власть или облегчает авторитарным режимам задачу мониторинга и слежки за оппозицией? В какой-то мере, происходит и то, и другое, говорит во вступлении Даймонд. Сама по себе технология нейтральна, но борьба за ее использование в своих интересах создает «гонку цифровых вооружений» между властью и оппозицией. В книге в качестве эталона «технологий освобождения» разбирается ситуация в Тунисе и Египте, двух самых компьютеризированных странах арабского мира. Там оппозиционная молодежь активно использовала Facebook, Twitter и Youtube для координации протестов, поэтому часто те события называли facebook-революцией или twitter-революцией.

С другой стороны, есть пример Китая, успешно использующего технологии цензуры и давно находящегося за «Великим китайским файрволом» («Золотым щитом»), фильтрующим содержимое интернета. Также среди стран, ограничивающих свободу пользователей в интернете, чаще других называют Иран, Северную Корею, Сирию и Бахрейн.

Конечно, методы запретов не самые действенные из возможных, а любая стена или файрвол рано или поздно может упасть. Гораздо эффективнее не ограничивать поток информации, а добиваться выгодного для себя толкования, как это происходит в странах, условно называемых демократическими. Политики на местном уровне, правящая партия и оппозиция, находящиеся в политическом конфликте страны и международные организации — на всех уровнях предпринимаются попытки интерпретации событий в свою пользу. Поэтому множатся противоположные оценки: «оппозиция борется за соблюдение закона»/«оппозиция борется за самопиар», «в Сирии (Ираке, Чечне) действуют бандиты и сепаратисты»/«в Сирии (Ираке, Чечне) действуют борцы за свободу» и т. д. Современные СМИ можно смело расшифровывать как «средства массовой интерпретации».

Интересно в этом плане вернуться к курсу «Развития демократии» на Coursera. Уже с первых лекций для тех, кто еще не был знаком с политическими взглядами профессора Ларри Даймонда, стала ясна его интерпретация демократического развития. В качестве примера подражания, конечно, была названа современная демократия в США, а в дальнейшем все внимание лектора сосредоточилось на автократических режимах Азии, Африки и бывшего СССР. Показательно, что среди «героев демократии» был назван и экс-президент Украины Виктор Ющенко, которого, наверное, из украинских граждан, даже из числа бывших сторонников, сейчас мало кто удостоит таким лестным эпитетом.

На форуме курса сразу же развернулась жаркая дискуссия между слушателями из десятков стран мира. А некоторые почувстовали себя обманутыми, когда, прийдя за объективным знанием, получили «в нагрузку» долю пропаганды. Вот лишь несколько подобных комментариев:

«Покидаю курс из-за необъективности проф. Даймонда» (Jianzhong Ge, Китай)

«Coursera не место для политической пропаганды» (Максим, Россия)

«Не думаю, что США — лучший пример демократии. Любой кандидат в президенты не сможет быть избран без поддержки двух доминирующих партий» (Ye Thu Aung, Бирма)

«Демократия несовместима со смертной казнью, которая есть в США» (Ramon Hernandez Carrera, Испания)

«Согласно Индексу демократии-2012, США лишь на 21 месте» (Gregory Farmakis, Греция)

«Не думаю, что вообще существует «лучший пример демократии» (Hugues CRENER, Тунис)

Такой поворот дискуссии — еще одна наглядная иллюстрация того, что уже упоминалось выше. Технология сама по себе нейтральна. Популярную виртуальную площадку можно использовать как для пропаганды и продвижения своих идей, так и для активного противодействия этому. Как для организации политичеких протестов, так и для контроля за протестными настроениями. Очевидно лишь, что при нынешней информатизации нашей «глобальной деревни» (по Маршалу Маклюэну), значение таких виртуальных площадок и влияние на умы будет только возрастать.

Александр Москаленко

Последние новости раздела