Информационный шум — цензура XXI века

Информационный шум — цензура XXI века

«Чтобы обладать истиной, надо ее постоянно видеть — или, другими словами, понимать вновь и вновь, секунда за секундой, непрерывно».
Виктор Пелевин «Священная книга оборотня»

Don't get lost in the noise.
Слоган storify.com

 

Эпоха потребления диктует свои законы, в корне меняющие частную и общественную жизнь. Это касается и потребления информации. Бурное развитие цифровых технологий, рост аудитории интернета, появление все новых и новых устройств разной степени мобильности меняет привычные способы чтения новостей и восприятия информации в целом.

Эра влиятельных печатных СМИ, похоже, неумолимо подходит к концу: тиражи падают, издания закрываются либо отказываются от бумажной версии и уходят в интернет. Так, в конце 2012 года авторитетнейший еженедельник «Newsweek» выпустил последний печатный номер под названием «#lastprintissue» — и теперь выходит только онлайн. Такой же вариант рассматривают журнал «Time» и газета «The Guardian», другие столпы традиционной журналистики. В Украине в 2012 году перестали выпускаться печатные версии газет «Дело» и «Экономические известия», журнала «Статус», закрылось издание «Известия в Украине». Эксперты рынка СМИ в один голос подтверждают эту тенденцию и спорят только о том, сколько же времени займет процесс полного исчезновения печатных СМИ. По мнению аналитика и руководителя медиалаборатории РИА Новости Василия Гатова, это произойдет тогда, когда умрет последний читатель, родившийся в ХХ веке — то есть лет через 70. Тогда окончательно уйдет в прошлое привычка перелистывать страницы книг, ритуал уютного прочитывания утренней газеты за чашечкой кофе или изучения еженедельного журнала вечером выходного дня. Новое поколение, растущее среди экранов мониторов, планшетов, электронных книг и смартфонов, с пеленок умеющее разбираться в интерфейсах и делающее это быстрее, чем родители — информацию будет воспринимать и усваивать по-новому.

Прежде всего — значительно уменьшится количество читателей, желающих и способных тратить драгоценные секунды своего внимания на длинные тексты. Слишком мощным становится информационный поток, слишком быстро растет количество источников новостей и событий. Слишком много в мире интересного, чтобы позволить себе что-нибудь упустить. Психологи уже назвали этот новый вид стресса или фобии FOMO (Fear Of Missing Out — «страх что-то пропустить»). Именно он заставляет людей жить, не расставаясь с планшетом или смартфоном, лихорадочно обновлять ленты новостных порталов либо ленту друзей в социальных сетях — и такому стрессу информационного века становятся подвержены все больше людей, в основном молодого возраста.

Соответственно, при росте количества информации, с которой нужно ознакомиться, стремительно уменьшается время на ее усвоение, и поэтому уменьшается размер текстов. Показательной здесь стала популярность микроблоггинга через Twitter, систему обмена короткими текстовыми заметками, где нужно уложиться в 140 символов, и других подобных ему сервисов. Загруженность короткими обрывочными сообщениями уже называют «твиттеризацией сознания» — а когда-то то же явление было известно как клиповое мышление. Эта тенденция доходит до крайности, когда проглядываются лишь одни заголовки ленты новостей, из которых извлекается информационный повод (поэтому так важно для новостных порталов умение писать интригующие заголовки, чтобы читатель все же загрузил статью полностью).

Еще один тренд последних лет — рост информационного значения социальных сетей, которые имеют способность отбирать аудиторию у интернет-СМИ. Читая ленту друзей в Facebook или Вконтакте, можно быть в курсе всех текущих новостей и без посещения специализированных новостных ресурсов. К этому добавляется возможность активного обсуждения событий с неограниченным количеством людей, а также простота создания своих собственных информационных поводов. Какому числу читателей это будет интересно — другой вопрос. Одно дело, когда среднестатистический Вася Пупкин делится подробностями своей 10‑минутной поездки на работу, другое — когда через Facebook начинает активно общаться с согражданами, например, премьер-министр Украины Николай Азаров (или его пресс-служба, что в данном случае неважно). Недавно в ходе пресс-конференции для представителей центральных и региональных СМИ, со стороны Азарова прозвучала настоятельная рекомендация для всех министров правительства — завести страницы в социальных сетях, чтобы отвечать на вопросы пользователей. В соцсетях уже давно представлены все значимые СМИ, а также проводится их мониторинг со стороны корпораций и государственных структур.

Не является секретом, что государство уже давно обратило внимание на интернет. Прошли те времена, когда глобальная сеть считалась чем-то экзотическим, а официальное присутствие в ней исчерпывалось сайтом с двумя-тремя статичными страничками. Дальше на этом пути продвинулись в соседней России, где, к примеру, ведется разработка государственного интернет-портала «Российская общественная инициатива», через который граждане смогут направлять общественные инициативы и участвовать в обсуждении законопроектов. Совет Федерации России в конце прошлого года озаботился так называемым «цифровым суверенитетом», представив проект стратегии кибербезопасности, в котором ключевое внимание уделено защите национальных интернет-ресурсов. Тем самым официально признается факт влияния процессов, происходящих в интернете, на политику и экономику страны. К примеру, многие ведут личную и деловую переписку, используя Gmail, почтовую службу «корпорации добра» Google, а письма там автоматически мониторятся по ключевым словам, что связано с задачами контекстной рекламы, но может ведь использоваться и в других целях, в интересах конкурентов, или, например, спецслужбами. Все больше личных данных собирается сервисами, которыми владеют находящиеся за рубежом компании. И так далее.

В этом плане интересно мнение украинского специалиста интернет-сферы, главы холдинга «Интернет Инвест» Александра Ольшанского. По его словам, в информационную эпоху страна, претендующая на то, чтобы быть субъектом международной политики, должна обладать таким набором, как собственная поисковая система, социальная сеть и система глобального позиционирования. Сейчас это также важно, как обладать ядерным оружием. То есть ко всему прочему добавилась гонка цифровых вооружений, и Украина в этом плане осталась далеко позади. Хотя интеллектуальный потенциал страны теоретически позволял бы создать подобные продукты, но отечественные специалисты в лучшем случае лишь работают на зарубежные проекты.

 

Какие же изменения в обществе влечет вся эта информационная лихорадка и рост влияния интернета?

Теоретики информационного и постиндустриального общества — концепций, появившихся на Западе в 60‑70‑х годах прошлого века — предрекали наступление «цифровой демократизации». При которой новые технологии обеспечат гражданам больше возможностей участия в процессах выработки и принятия государственных решений. Утверждалось, что свободное распространение информации приведет к росту числа «информированных граждан», которые смогут принимать собственные решения по самым сложным проблемам управления. А современные способы коммуникации смогут вернуть общество к состоянию прямой демократии или «теледемократии» («удаленной демократии»). Как в классическом случае демократии древнегреческого полиса, каждый сможет голосовать по всем важным вопросам — но не на главной площади города, а при помощи электронных устройств, на виртуальном «вече». Социолог и основатель коммунитаризма Амитай Этциони, говоря о будущей теледемократии, подчеркивал, что при ней бразды правления будут не в руках иерархических политических структур, а у добровольных и независимых сообществ сетевого типа. Американский политолог и футуролог Элвин Тоффлер в 1980 году писал в книге «Третья волна»: «Старые ограничения в сфере коммуникаций отныне не помеха распространившейся открытой демократии... Используя компьютеры, спутники, телефоны, кабельное телевидение, методики голосования и другой инструментарий, образованные граждане впервые в истории смогут принимать собственные политические решения».

Казалось бы, теперь, спустя еще несколько десятков лет, прогнозы футурологов должны были бы сбываться. Создаются добровольные сетевые сообщества, все больше граждан представлены на виртуальных площадках-«вече» социальных сетей. По результатам глобального опроса «Сообщества и гражданство: новая мировая модель», проведенного в 31 стране мира, 40% опрошенных считают, что социальные сети сделали их более влиятельными. Однако действительно ли все эти изменения затронули властную иерархию общества? Да, социальная экосистема интернета, в частности, блогосфера, а затем и социальные сети, стали площадками, которые энергично используют политики, общественные деятели и обычные политически активные граждане. Наверное, самый яркий пример — российский блоггер-оппозиционер Алексей Навальный; однако, и в Украине новые технологии активно используются в политическом процессе. Да, пользователи интернета охотно используют обратную связь, давая оценку политикам или пробиваясь со своим вопросом на Facebook-страницу премьер-министра. Это уже не пассивное молчаливое большинство, внимающее монологам, произносимым с телеэкранов, или довольствующееся ролью зрителя театрализованного ток-шоу Савика Шустера.

Но по факту, новые каналы распространения информации часто становятся лишь еще одним полем для манипуляций. Никакой теледемократией пока и не пахнет. В лучшем случае, существующую ситуацию можно было бы подвести под теорию «мониторинговой демократии», развиваемую современным политологом Джоном Кином. Основатель лондонского Центра изучения демократии, автор книг «Медиа и демократия», «Жизнь и смерть демократии», он считает, что выросшие возможности коммуникации как минимум дают гражданам больше контроля за действиями власти. Когда каждый сам себе блоггер и журналист, и может свободно распространять информацию, делиться ею в среде сетевых сообществ, властные структуры просто не смогут не отреагировать. Общественное мнение и повестка дня формируется более прозрачно и широким кругом участников, по крайней мере, в теории.

На практике, конечно, существуют и успешно применяются приемы манипуляций. Например, связанные с информационным шумом. Здесь мы снова возвращаемся к гигантскому информационному потоку, обрушивающемуся на пользователя, особенностям восприятия и извлечения из него ключевых сообщений. Итальянский писатель и семиотик Умберто Эко называет это «цензурой из-за избытка шума»: «Существует цензура из-за избытка шума, о чем знают шпионы или преступники из детективных фильмов. Когда они должны сообщить что-то секретное, то включается радио на полную мощность... Неконтролируемый доступ к различным источникам вызывает риск того, что человек не может отделить существенную информацию от несущественной».

В эпоху информационной перегрузки растет значение фильтров, ограничивающих и подбирающих значимые сообщения за вас (что, конечно, тоже может быть приемом манипуляции). На этом основан особый тип интернет-сервисов, по фильтрации и рекомендации контента (content curation). К примеру, сервис Storify, который позволяет группировать источники разного типа (текст, фото, видео) из всех популярных социальных сетей, и составлять из всех этих элементов свою историю, со своим авторским контекстом. Слоган сервиса «Don't get lost in the noise» («Не потеряйся среди шума») — актуален как никогда.

«Чрезмерное обилие книг распыляет мысли», — заметил в далекую доинформационную эпоху Сенека. Так, клиповое сознание, перегруженное информацией, утрачивает искусство делать выводы. В 1996 году британским психологом Дэвидом Льюисом, автором доклада «Умирая от информации», был введен термин «синдром информационной усталости». Данное расстройство как раз и вызывается большими неструктурированными потоками информации, оказывающими негативное влияние на психику. Переизбыток данных ведет к параличу аналитических способностей; в итоге человек, отказавшись от поиска оптимального решения, начинает реагировать, руководствуясь эмоциями, базовыми инстинктами. Как следствие, правило популярности «4С» (Страх, Смерть, Секс, Смех), которым руководствуются многие ньюсмейкеры сегодня. Ведь именно этими составляющими под завязку «забит» интернет - они генерируют траффик и количество «лайков». Что и неудивительно, поскольку играя на их особенностях, можно манипулировать общественным вниманием.

Александр Москаленко

Последние новости раздела