Последние 23… Связист Иван Дрожденко

Последние 23… Связист Иван Дрожденко

Расстояние между этими фотографиями — 71 год... На них изображен один и тот же человек — Иван Васильевич Дрожденко, связист 8‑й гвардейской армии, освобождавший в ее составе Одессу 10 апреля 1944 года...

Начался мой замысел с того, что 10 апреля сего года, в день 69‑й годовщины освобождения Одессы от фашистских захватчиков, я увидел список 23 человек — последних освободителей города, живущих среди нас. Через несколько дней у меня были номера телефонов всех ветеранов. Я позвонил одному из них. Наугад. Мой выбор пал на Ивана Васильевича Дрожденко, офицера-связиста, командира роты в составе 8‑й гвардейской армии. Выслушав цель моего звонка, Иван Васильевич тут же парировал: «А что, дескать, я могу рассказать. Я был всего лишь связистом. И ничего интересного...». В словах героя звучали не нотки нежелания встречаться с человеком, потревожившим покой почтенного и уважаемого человека, а скромность. Та самая скромность, которая отличает настоящего ветерана от крикуши, от ряженых, количество которых сегодня подросло.

Договорившись о встрече, я прибыл, как говорят в армии, к 9.00 по указанному ветераном адресу. И вот ведь — ирония судьбы! Иван Васильевич ныне живет в двух шагах от того места, по которому проходил весной 1944 года, по колено в болоте и грязи...

А до этого Иван Дрожденко, родившийся на Северном Кавказе в семье с крепкими казачьими традициями, поступил в техникум связи. Учебное заведение было мирным по профилю, вспоминает ветеран, но с элементами военной подготовки. Закончить, однако, техникум Иван не успел. Началась война, а с ней учеба в Сталинградском училище связи. Пройдя ускоренный курс обучения и выпуск, молодой лейтенант сразу же был отправлен… в Астрахань. Там он стал сначала командиром учебного взвода, потом — роты, готовя на фронт радисток для узлов связи. Но такая должность не привлекала лейтенанта Дрожденко, род которого привык защищать Родину. Сменить место службы и попасть на фронт помог его принципиальный характер, который не всегда нравился старшим начальникам.

Так Иван Дроженко оказался под Сталинградом, в самом пекле тех дней. Зачислили его в 153‑ю стрелковую дивизию Юго-Западного фронта. Обеспечивая связь между штабом дивизии и ее частями, Иван Васильевич участвовал в тяжелых боях на Дону, в обороне Сталинграда, разгроме окруженной группировки генерала Паулюса.

Под новый год, 31 декабря 1942 года 153‑я стрелковая была преобразована в 57‑ю гвардейскую с весьма любопытной формулировкой: «За отличие в боях по прорыву обороны итальянцев на Дону». А лейтенант Дрожденко получил свою первую награду — «Гвардейский знак».

Последние 23… Связист Иван Дрожденко

С 1 января 1943‑го дивизия вошла в состав 1‑й гвардейской армии, а в октябре короткое время это соединение воевало в составе 6‑й армии и, наконец, в ноябре 1943 года гвардейцы вошли в состав 8‑й гвардейской армии, которой командовал генерал Василий Иванович Чуйков. С ним у Ивана Васильевича была всего лишь одна встреча. Но она оказалась очень яркой.

Как-то в период наступления 1944 года Чуйков зашел в штаб 57‑й гвардейской дивизии узнать, почему с перебоями работает связь. По правилам, как мне объяснил Иван Васильевич, связь должны были наладить танкисты из приданной 8‑й армии танковой бригады. Ответственный за это дело офицер оказался как раз в землянке штаба. Увидев его, Чуйков крепко выругался и начал объяснять, как надо воевать, применяя при этом физическую силу, да настолько, что офицер оказался в углу землянки… Об этом эпизоде Иван Васильевич вспоминает с улыбкой на лице, добавляя, что к солдатам командарм относился с особыми теплотой и заботой, называя их «дорогие мои», «голубчики» и никогда при этом не ругая, а тем более не применяя физическую силу.

В составе 57‑й гвардейской дивизии И. В. Дрожденко прошел по дорогам Юга Украины, участвуя в Донбасской операции, в которой воевал плечом к плечу с бывшими однополчанами по 1‑й гвардейской и 6‑й армиям. В ходе операции войска вышли к Днепру. Потом были бои за Днепропетровскую область, окружение и счастливый выход из него. За отличие в боях при прорыве обороны противника на западном берегу р. Ингулец и за освобождение г. Новый Буг дивизия получила почетное наименование «Новобугская».

Потом была Березеговато-Снигиревская, наступление на Одессу и освобождение города. Об этом Иван Васильевич вспоминает так: «Когда мы приблизились вплотную к городу, был получен строжайший приказ, по Одессе не стрелять, Одессу не бомбить. На дорогах, ведущих к городу, были грязь и слякоть, которые слипались в одну непроходимую массу. К тому же, была очень сырая погода… Но, как только мы вошли в город, засияло яркое солнце, как будто природа радовалась освобождению. Жители города встречали нас с улыбками, девушки подбегали и целовали бойцов и командиров».

После освобождения Одессы части 8‑й гвардейской армии оставались некоторое время в городе. Рота Дрожденко была расквартирована в Каховских казармах (сегодня — жилые двухэтажки по четной стороне проспекта Шевченко, между Шампанским переулком и улицей Армейской). Несмотря на временный отдых, надо было установить и поддерживать связь между штабом армии, который расположился в здании сегодняшней поликлиники 411‑го военного госпиталя, и дивизии.

Во время отдыха командование армии устроило смотр солдат и офицеров, которые сдавали нормативы по строевой, физической подготовке и другим дисциплинам. Лучшие солдаты и сержанты поощрялись тем, что им на родину отправлялись благодарственные письма от командования. Многие солдаты были призваны из сельской местности, а там такое письмо, которое счастливые родители показывали всему селу, становилось огромным событием. Весть о том, что кто-то получает поощрения, стала стимулом для повышения качества подготовки других бойцов. По окончании смотра, к Дрожденко и другим офицерам стали подходить солдаты с просьбой пересдать нормативы. Возражений не было. Где самостоятельно, где с помощью офицеров, многие солдаты улучшили свои показатели и достигли цели. В их дома также полетели радостные вести.

Сам комроты Дрожденко получил справку, напечатанную на официальном бланке дивизии, о том, что «участнику боев за овладение городом О Д Е С С А приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища СТАЛИНА от 10 апреля 1944 года ОБ’ЯВЛЕНА БЛАГОДАРНОСТЬ» (текст и шрифты оригинала сохранены). А дивизия была награждена орденом Богдана Хмельницкого 2‑й степени.

После короткого отдыха, части 8‑й гвардейской армии двинулись дальше на Запад. На этот раз предстояло форсировать Днестр. На Днестровском плацдарме, в районе села Бутор у Ивана Васильевича вышел неприятный эпизод. 11 мая 1944 года танки противника прорвали нашу оборону у поселка Шерпены, создав угрозу частям 35‑й и 47‑й гвардейских дивизий в районе поселка Бутор (сегодня — село в Григориопольском районе Приднестровской Молдавской республики). На помощь им были брошены полки 57‑й гвардейской, которые приостановили прорыв.

В тот день Ивану Дрожденко была поставлена задача обеспечить проводной связью штаб дивизии, расположившийся на пригорке, с частями и подразделениями. Под огнем противника Дрожденко и его бойцы успешно приближались к цели. Вот уже штаб, как говорится, на расстоянии вытянутой руки... а кабель заканчивается. Что делать? Возвращаться назад уже поздно, да и опасно. Проходит некоторое время, и Дрожденко слышит, как из штаба доносятся крики: «Я вас всех под трибунал отдам!». Но тут, на счастье, появилась машина начальника связи дивизии, в которой было все необходимое для установления связи. Дойдя до штаба, гвардии старший лейтенант Дрожденко доложил об окончании работ командиру, за что получил благодарность старшего начальника. Вот так, за несколько минут, был «пройден путь» от трибунала до благодарности.

Закрепившись на плацдарме, дивизия сдерживала 16 — 22 мая натиск противника, а 5 июня, как и все войска 8‑й гвардейской армии, была выведена в резерв 3‑го Украинского фронта.

Иван Васильевич вспоминает, как части армии погрузили в эшелоны и отправили в Белоруссию. По дороге, на некоторых станциях скапливалось много составов, которые шли в разных направлениях. Продолжения пути приходилось ждать от нескольких часов до нескольких дней.

Рассказал Иван Васильевич и о той стороне войны, которую мы не знаем. Эшелон медленно продвигался из района Тирасполя в сторону Белоруссии, где предстояло принять участие в операции «Багратион». На одной из многочисленных остановок из поезда выпрыгнул солдат и побежал. Как потом выяснили, 57‑я гвардейская дивизия проезжала недалеко от села, где жил тот солдат. Когда поезд вновь отправился в путь, солдата еще не было. Дезертир, подумали все. Тем не менее, воспользовавшись большими паузами в пути, «дезертир» нагнал поезд. Но, как оказалось, напрасно. Беглеца было приказано расстрелять. До сих пор не может понять Иван Дрожденко, зачем так сделали. Ведь солдат вернулся. Да, самовольно покинул часть, да было военное время. Но не расстреливать же. Такие мысли высказывает полковник в отставке Дрожденко, требовательный командир в годы войны. И, думаю, имеет на это право!

От Белоруссии до самого Берлина прошел гвардии старший лейтенант Дрожденко и его связисты. Вместе освобождали Польшу, брали Берлин. Вспоминает ветеран разбитые города и села. Помнит, как немецкие самолеты бомбили собственную столицу, чтобы поменьше досталось победителям.

Когда отгремели последние залпы войны, многие солдаты и офицеры стали возвращаться на Родину. Кого-то демобилизовали, кто-то продолжал службу дома, а Ивана Васильевича оставили в Берлине. Потому что, как сам он говорит, нужны были опытные и добросовестные специалисты, к которым отнесли и его.

В 1947 году Ивана Васильевича перевели на службу в штаб Одесского военного округа. Здесь ему довелось видеться с Маршалом Советского Союза Жуковым, о чем ветеран вспоминает с особой гордостью и… юмором.

Как-то Жуков, в то время командующий войсками округа, решил устроить проверку офицеров штаба. Началось все с младших офицеров, потом дошли до старших. Офицеры сдавали нормативы по всем видам военной подготовки, в том числе и по огневой. Вот на огневой рубеж для стрельбы из пистолета лежа вышло несколько офицеров, среди которых был неповоротливый и очень располневший полковник. Видя, как тот не может лежа зарядить пистолет, Жуков подошел и решил отчитать провинившегося, дескать, полковник, а зарядить пистолет не можешь. Командующий подошел поближе и увидел на груди офицера Золотую Звезду Героя Советского Союза, что удивило его еще больше. Еще большее удивление вызвало то, что к званию Героя полковника представлял Жуков лично.

Послужив несколько лет в Одессе, Иван Васильевич вернулся в Германию, а в 1959 году — окончательно в город, который за 15 лет до этого освобождал. После увольнения в запас долгое время работал на Одесском телецентре, где был к тому же секретарем партийной организации.

Сегодня Иван Васильевич Дрожденко, полковник в отставке, кавалер двух орденов Красной Звезды, трех орденов Отечественной войны, украинского ордена Богдана Хмельницкого живет в нашем городе, часто встречается с учениками школы № 5, которая находится по соседству. Не забывают его и дети с учителями, поздравляют со всеми праздниками.

Иван Васильевич ни на что не жалуется. Он бережно хранит документы, сообщающие о благодарностях в его адрес за участие в освобождении Одессы, прорыв обороны противника в районе Кривого Рога, за овладение городом Демблин (Польша), за бои в Бранденбургской провинции и, наконец, за взятие Берлина.

Город, говорит, ко Дню освобождения Одессы выделил 1000 гривень, а к пенсии выплачивает ежемесячно и без опозданий надбавку. Только, вот беда: случаются головокружения, а по ночам мучает бессонница. Сетует ветеран и на то, что стал многое забывать. В отношении последнего недуга могу сказать, все написанное выше говорит о том, что память у Ивана Дрожденко еще крепкая, как и он сам — гвардии полковник Иван Васильевич Дрожденко.

Готовя материал, я наткнулся на информацию о том, что на 9 мая 2011 года участников освобождения города оставалось 35 человек... Сегодня их всего 23... Как это мало...

Виталий Орлов, преподаватель Одесского национального университета имени И. И. Мечникова, член НСЖУ

Последние новости раздела