Последние 23… Пулеметчик Владлен Каширин

Последние 23… Пулеметчик Владлен Каширин

(Продолжение. Начало здесь)

Владлен Каширин родился в Ленинграде под самый Новый год. Возможно, поэтому, считает он себя счастливым. А как иначе можно относиться к тому, что, по сути дела, Владлен Степанович был рожден не дважды, а трижды. Да, да. Впервые это произошло 30 декабря 1925 года — когда в семье ленинградцев родился младший сын Владлен, старшему Феде уже было 4 года. Второе рождение состоялось, когда тяжело раненного командира пулеметного отделения Каширина вынесли с поля боя собаки. А о третьем рождении пойдет речь ниже.

Война для Владлена Каширина началась в сентябре 1941 года, когда немцы вплотную приближались к городу на Неве. Почти в первые дни обороны ушел в ополчение отец. Вскоре в семью пришло горе — отец утонул в реке Малая Невка во время перехода войск. Потом, в 1943 году погиб брат.

Мать парня Пелагея Ивановна работала в 1‑м Ленинградском Пехотном училище. Будучи добрым общительным человеком, она дружила со многими сотрудниками учебного заведения, в том числе была в приятельских отношениях с женой начальника училища Герасима Васильевича Мухина и, как следствие, дружили мальчики — Владлен, которого друзья и знакомые звали Ленькой, и Вова Мухин. В сентябре училище эвакуировали на Северный Урал, в город Березняки. К тому времени Вова уже учился в летном училище, так как был старше своего друга. Завидуя ему, Владлен все время думал о том, как сбежать на фронт.

На новом месте Владлена определили учеником сапожника. Профессия одевать и обувать людей так ему пришлась по душе, что после войны он стал одним из лучших портных Ленинграда. К нему обращались многие знаменитости, в том числе Любовь Орлова, тогдашний Первый секретарь горкома партии Жданов…

В начале 1943 года мама попросила начальника училища, чтобы Леньку оформили на учебу. Просьбу женщины удовлетворили. Так стал Ленька курсантом-пулеметчиком. Немного поучившись военной науке, парень опять стал помышлять о бегстве на фронт.

Первый рапорт он подал в мае того же года и получил отказ. Наверное, мама вмешалась, размышляет сегодня Владлен Степанович.

Когда был подан второй рапорт, мамы в училище не было. К тому моменту она находилась у сестры в Чите. Этим и воспользовался Владлен. В июне 1943 года, когда шли бои на Курской дуге, Леньку направили в 906‑й стрелковый полк 243‑й стрелковой дивизии на должность командира пулеметного отделения. «Стреляли мы из знаменитых пулеметов «Максим», — с гордостью сегодня рассказывает ветеран.

Советские войска постепенно продвигались вперед, освобождая города и села. В начале сентября дивизия вела бои в окрестностях города Изюм.

Жаркие деньки там были! В неполные 18 лет Владлен Каширин получил тогда свое первое ранение. Находясь недалеко от высотки Скалистая, он оказался в воронке от взрыва. В соседней воронке лежал убитый немецкий солдат. Вдруг Владлен почувствовал теплое дыхание. Открыв глаза, он увидел перед собой пса, лизнувшего его в лицо. Тот немного покрутился и куда-то убежал. Через некоторое время перед Кашириным предстала «семерка» собак, которые вытащили раненного пулеметчика в расположение наших войск. Так четвероногие спасители помогли Каширину обрести второе рождение.

После этого его отправили в госпиталь №1793, откуда он выписался 14 октября 1943 года. В военное время судьба тех, кто выписывался из госпиталей, складывалась по-разному. Офицерский состав отправляли, как правило, в части, из которых те поступали в госпиталь. Что же касается солдат, то ситуация была обратной. Казалось, кадровики прилагали все усилия, чтобы солдаты и сержанты попадали в незнакомые полки и дивизии. Так поступили и в отношении Владлена Каширина. После излечения его направили в 60‑ю гвардейскую стрелковую дивизию, которая вела бои в районе Запорожья.

В ночь на 26 октября 1943 года командование дивизии предприняло первую попытку высадить десант на самом большом острове Днепра — Хортице. В полку, где служил В. Каширин, было сформировано два штурмовых отряда, в состав которых попал и он сам, комсорг пулеметной роты. Где-то на полпути к острову десант подвергся массированному перекрестному огню фашистов с флангов. Около половины десанта погибло почти сразу, от взрывной волны в холодной воде оказался и Владлен. Что есть сил, он пытался доплыть до берега. Видя это, ему на помощь устремился командир взвода. В конечном итоге, от батальона численностью более 500 человек к концу дня оставалось 100 — 150.

Попытки взять остров дорого стоили нашим частям. В конце концов, после почти 20‑дневных боев, командование поняло бесперспективность форсирования Днепра в этом месте. 60‑я гвардейская дивизия была выведена с острова, скрытно переброшена южнее и вторично форсировала Днепр 25 ноября 1943 года в районе села Разумовка. И опять среди первых был молодой сержант Каширин. Он оказался в числе солдат, которых посадили на 3 лодки, по 8 человек в каждой. Пока они плыли до середины Днепра, было все спокойно, а дальше по ним открыли огонь фашистские пушки и пулеметы. Из всего десанта уцелели только четверо: сержант Каширин, заместитель комбата старший лейтенант Терехов, первый номер пулеметного расчета Мишин и радист по имени Ваня — фамилию ветеран сейчас уже и не помнит…

…Незадолго до решающих боев за Разумовку, 60‑я гвардейская дивизия была награждена орденом Красного Знамени. С особым восторгом вспоминает тот день Владлен Степанович. Орден к знамени дивизии прикреплял тогда сам генерал Малиновский! 17 солдат при этом были удостоены звания Героя Советского Союза. Сержанта Каширина наградили в тот день орденом Отечественной войны…

…Радостные события уступали место постоянным военным будням. 27 ноября пулеметная рота Каширина вела бои за хутор Нижняя Хортица. В одной из атак Каширин был ранен вторично. На этот раз осколок от разорвавшейся неподалеку мины угодил в голову, в результате чего сержант получил контузию. Отправили его в армейский госпиталь села Григорьевка. Правда, «госпиталь» — это громко сказано. По сути, в Григорьевке раненных разместили в большом коровнике, разделив по характеру ранения: тех, у кого были ранения в голову — в одном углу, в конечности — в другом и так далее.

До сих пор Владлен Степанович в недоумении разводит руками: зачем надо было идти в лоб на Хортицу? Неужели нельзя было обогнуть остров и пойти дальше? Видимо, командование той поры рассуждало иначе.

Бои за Хортицу Владлен Степанович помнит так, словно они происходили вчера. Во время боев создавались ситуации, когда кроме саперной лопатки и штыка у солдат и сержантов не было никакого оружия. Сержант Каширин тогда «схитрил». У него был еще парабеллум с одним патроном «для себя», которым, к счастью, воспользоваться не пришлось. А вот штык пригодился. В одной из рукопашных схваток сержант Каширин достал лопату и ударил ею немца, который был старше его, выше на две головы и, что самое печальное, сильнее. Получив удар по шее, немец набросился на молоденького сержанта, пытаясь его задушить. По счастливому для Каширина стечению обстоятельств, в одной руке у него был штык, на который враг «благополучно» и напоролся. «Я почувствовал, что по руке течет что-то теплое. Тогда я понял, что это я убил штыком немца», — вспоминает сегодня ветеран.

В коровнике-госпитале Каширин получил из рук комдива Монахова свой орден Отечественной войны. Представляли юного сержанта Каширина и к званию Героя Советского Союза. Только, вот беда, совсем молодым для такого звания показался высоким начальникам парень. И решили они, что достаточно для Каширина будет и ордена Отечественной войны 1‑й степени.

Пока Каширин находился в госпитале, на него в вышестоящие штабы пошло представление на недавно учрежденный солдатский орден Славы 3‑й степени. И, как водится на фронте, пока представление кочевало из кабинета в кабинет, сержант выздоровел и отправился на передовую, и снова не в свою часть. На этот раз распределили его в 14‑ю гвардейскую механизированную бригаду полковника Никодима Алексеевича Никитина. Ни о представлении, ни о том, что награжден орденом, Каширин не знал.

Только к середине 1990‑х годов Владлена Степановича разыскали сотрудники военкомата, попросив прийти для получения ордена Славы 3‑й степени и ордена Красной Звезды, которыми он был награжден за бои на Днепре. При этом то, что он был представлен к ордену Красной Звезды, ветеран знал, тогда как орден Славы 3‑й степени оказался для нашего героя сюрпризом.

Дело в том, что Владлен Степанович уже был награжден орденом Славы 3‑й степени за участие в Ясско-Кишиневской операции. А тут еще один!

Уже после вручения ветерану предложили подать прошение на то, чтобы, согласно Статута ордена, ему обменяли 3‑ю степень на 2‑ю. Но Владлен Степанович отказался, полагая, что награда и так слишком долго его искала, и ждать, пока дойдет дело до ордена 2‑й степени... Так ведь можно и не дождаться, смеется Владлен Степанович. «Уж лучше пусть будет два ордена 3‑й степени», — говорит ветеран.

Все это мне напомнило, как много лет назад, когда я еще был мальчишкой, потом студентом, на страницах газет, в программах телевидения существовала рубрика «Награда нашла героя». Кто бы мог подумать, что орден будет искать своего героя столько времени!

Последнюю боевую награду Владлен Степанович получил уже в наши дни. 6 мая 2012 года медаль «За отвагу» нашему герою вручил лично Генеральный консул России в Одессе.

(Продолжение здесь)

Виталий Орлов, член НСЖУ

Последние новости раздела