Орден Александра Невского и его одесские кавалеры

Орден Александра Невского и его одесские кавалеры

29 июля 1942 года был учрежден орден Александра Невского, самая массовая полководческая награда времен Великой Отечественной войны. На сегодняшний день известно, что орденом было награждено более 42 тысяч человек, частей и соединений. И несмотря на то, что полного списка награжденных нет и по сей день, это не мешает нам гордиться тем, что живем в одно время с кавалерами данной награды, некоторые из которых — наши земляки.

С трудом удается упрашивать ветеранов рассказывать о себе, о том, как воевали, освобождали от врага родную землю, страны Европы. Больше о товарищах рассказывают, о командирах и своей технике. В один из моментов моей встречи с Героем Советского Союза Григорием Прокофьевичем Жученко мне удалось узнать предысторию награждения его орденом Александра Невского.

Немцы готовили контрудар из Курляндии с целью прорыва нашей обороны и выхода из окружения. Об этом хорошо знали в штабе 305‑й Штурмовой авиадивизии, в который на протяжении порядка 15 дней летчики докладывали о перемещениях немецких войск. Подводя итог, командование дивизии отправило на аэрофотосъемку самолет По-2, чтобы окончательно убедиться в правильности предыдущих сведений. В результате, командование приняло решение нанести удар по скоплениям неприятеля, пытавшегося всеми средства выйти из окружения между городами Шяуляй и Елгава. Если бы немцам такое удалось, то они вышли бы в тылы наших сухопутных войск. А этого допустить было никак нельзя.

Готовясь к воздушному удару, командование дивизии решило вывести все имеющиеся машины, а первой поднять группу Жученко. После этого готовность дивизии проверил командующий 15‑й Воздушной армией Н. Ф. Науменко.

Когда встал вопрос, кому возглавить первую группу, то сомнений у командования не было. Возглавлять группу, как и колонну дивизии, назначили старшего лейтенанта Жученко. У командующего возражений не было, он только уточнил: «Я часто слышу его по радио». Так 22‑летний летчик Жученко возглавил строй — 90 машин — целой авиадивизии!

Забегая чуть-чуть вперед, скажу, что старший лейтенант Жученко провел операцию в полном соответствии со статутом ордена, который гласит, что им награждаются летчики за «командование авиаподразделением или частью, настойчиво и успешно совершившими ряд боевых вылетов, нанесшими жестокий урон живой силе и технике противника и без потерь вернувшимися на свою базу».

Перед вылетом Григорий договорился с начальником штаба дивизии о том, что сбросит дымовую бомбу в то место, куда после него будут бросать бомбы все остальные участники операции. Об этом сообщили всем ведущим групп.

Подлетев к объекту атаки, Жученко сбросил бомбу, развернулся на второй заход, на третьем заходе в самолет нашего аса угодил снаряд немецкой зенитки — задет был правый элерон. Понимая, что дальнейшее выполнение задачи затруднительно, Жученко сообщил о случившемся на командный пункт, а своему заместителю поручил вести группу прямо на аэродром. Сам же пилот полетел по кратчайшему пути. Окончательная уверенность, что удастся посадить самолет, пришла к Жученко только на подлете к аэродрому.

Итогом дня стал такой по силе удар, что у немцев отпала возможность куда-либо наступать. Подумать только, на сосредоточенные для прорыва войска было сброшено 400 бомб!

Между вылетом и приземлением на подбитом самолете произошел еще один любопытный случай. На КП дивизии приехал командующий Ленинградским фронтом генерал Л. А. Говоров. С ним рядом стоял генерал-полковник Науменко. Связавшись с «семидесятым» (такой позывной был у старшего лейтенанта Жученко), он ему сообщил: «Командующий фронтом награждает вас орденом Александра за умелое руководство над полем боя группой штурмовиков». Эта мысль стала известна и командиру полка, который был на радиосвязи. Приземлившись метрах в 150 от постоянного места стоянки, Жученко побежал докладывать командиру полка, тот отреагировал:

— Молодец, поздравляю тебя. Тебя командующий наградил?

— Да, — ответил Жученко, — наградил. Служу Советскому Союзу!

Получал свой полководческий орден Григорий Прокофьевич в один день с орденом Отечественной войны 2‑й степени, который получил вместо ордена Богдана Хмельницкого, к которому был представлен командованием.

* * *

С Василием Георгиевичем Пештеревым я познакомился через несколько дней после 10 Апреля, Дня освобождения Одессы от фашистских захватчиков. Сегодня этот заслуженный человек является единственным участником освобождения города, который успел повоевать еще в Финскую кампанию 1939 — 1940 гг., а также принять участие в историческом параде 7 ноября 1941 года на Красной площади.

Участие в войне Василий Георгиевич принял с самого первого ее дня и воевал 1408 дней, так как десяток дней пролежал в одном из госпиталей, откуда, попросту говоря, сбежал. В годы войны Пештерев командовал гвардейскими минометами «Катюша».

Хорошо помнит ветеран историю награждения его орденом Александра Невского. Дело было под Будапештом, уже освобожденным нашими войсками. «Катюши» Пештерева поддерживали наступление 104‑го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта А. В. Петрушевского, который стоял в обороне между озерами Веленце и Балатоном. На этом участке сосредоточила большие силы армия Гудериана, собиравшаяся форсировать канал Елуша. Пештерева, который командовал тогда 2‑м дивизионом 87‑го гвардейского Одесского минометного полка, вызвал командир корпуса и спросил:

— Сколько у тебя есть запаса снарядов?

— У меня есть для того, чтобы стрелять, один дивизионный залп. Есть еще три дивизионных залпа, которые я могу использовать только с разрешения командующего гвардейскими минометными частями Третьего Украинского фронта Василия Ивановича Вознюка, — доложил Пештерев.

— Вознюк здесь я, — выделил слово «я» комкор, — выполняй мой приказ! Ты рассчитывай методически огонь так, чтобы тебе этих трех залпов хватило на целый день, чтобы мы ни в коем случае не пустили немцев форсировать Елушу.

Так командир дивизиона Пештерев расчитал точное количество залпов и направления ударов. Гудериан форсировать Елушу не смог. За успешную операцию гвардии капитан Василий Георгиевич Пештерев был награжден орденом Александра Невского.

* * *

Cегодня Кривая Балка стала микрорайоном Одессы, а в 1944 году это был всего лишь ближайший пригород. Жители Кривой Балки встречали освободителей с радостью. В Одессе было спокойно, говорит сегодня Андрей Александрович Попов, инженер-полковник, освобождавший Одессу от фашистов в 1944 году, и от их мин — долгие месяцы уже после 9 Мая 1945 года. Казалось, продолжает ветеран, что нет войны. Там же, на Кривой Балке войска дивизии переночевали, а затем отправились дальше.

В районе Суворовского вала, в Молдавии, наши войска были остановлены плотной сетью укреплений врага, расположенных в складках изрезанной местности. На пути продвижения 333‑й дивизии, в которой служил Андрей Александрович, стал ДЗОТ с двумя пулеметами, которые не давали наступавшим поднять головы.

Дивизия несла потери. Надо было что-то решать. В ситуацию вмешался генерал Куприянов, командир 66‑го корпуса, в состав которого входила 333‑я дивизия. Вызвав к себе Попова, он приказал взорвать ДЗОТ и выделил в распоряжение офицера стрелковый взвод.

Ночью, под прикрытием стрелков, саперы Попова подползли к ДЗОТу, заложили взрывчатку и уничтожили укрепление. А на рассвете наши части смогли перейти в наступление.

За искусно выполненное задание капитан Попов был удостоен ордена Александра Невского, что соответствовало статуту ордена, которым награждались, в частности, за «стремительные действия и инициативу по расстройству или уничтожению инженерных сооружений противника и обеспечение развития успеха в наступательном порыве наших частей».

Три человека, три ветерана, которые разными дорогами шли к Победе... Мне удалось пообщаться с каждым из них. И я счастлив от этого, как и от того, что живу с ними в одном городе, в одну эпоху.

Виталий Орлов, член НСЖУ

Последние новости раздела