О чудо-хирурге слагали легенды, причем не только в Одессе

О чудо-хирурге слагали легенды, причем не только в Одессе

Почти 70 лет отделяют нас от того дня, когда войска 3‑го Украинского фронта под командованием нашего земляка Родиона Яковлевича Малиновского освободили Одессу. Мы знаем, какие соединения очистили наш город от фашистской нечисти, знаем, кто ими командовал. Тем не менее, остаются еще неизвестными имена тех, кто приближал этот день своим трудом в тылу и в оккупированной Одессе.

Недавно мне довелось познакомиться с ветераном медицины Светланой Федоровной Васильевой, доктором наук, профессором, посвятившим огромную часть своей жизни борьбе за возвращение и восстановление зрения больным. Светлана Федоровна любезно рассказала мне о своей маме Нине Григорьевне, в дни обороны города — главном и единственном хирурге прифронтового госпиталя 52/4, развернутого на базе клиники стоматологического института. Главная задача госпиталя состояла в оказании немедленной квалифицированной помощи раненым бойцам, которых привозили прямо с передовой с последующей отправкой в тыл.

В тяжелые дни обороны города Нина Григорьевна организовывала работу госпиталя, его санитарок, медсестер, фельдшеров, которые оказывали не только первичную помощь, но и обеспечивали раненых квалифицированным лечением: наложением швов, обеспечением условий для нормального дыхания и питания в период эвакуации. Мероприятия, проводимые Н. Г. Васильевой и ее героической командой, позволили не только спасти десятки жизней раненых, а и вернуть в строй солдат и матросов тут же, в Одессе.

Весь медицинский персонал работал, не замечая, как день сменяется ночью, забывая о том, что у многих из них были семьи, дети, а у кого-то — пожилые родители. Не стала исключением в этом смысле и Нина Григорьевна, у которой было двое маленьких девочек.

Нередко медики сдавали свою кровь для раненых. В дни, когда фашисты били прямой наводкой в Одесский залив, в стоявшем неподалеку стоматологическом институте произошли некоторые перемены. С помощью моряков-пехотинцев в подвальное помещение был перенесен операционный блок. Те же моряки оказывали помощь в доставке продовольствия, медицинских материалов в госпиталь.

Готовя раненых к эвакуации, медики переправляли их с помощью моряков в район Аркадии для передачи медсанслужбы Приморской Армии. В тот период в районе Аркадии и Большого Фонтана были оборудованы причалы, куда могли заходить корабли. Нина Григорьевна постоянно проверяла состояние раненых, находящихся в Аркадии, оказывая моральную поддержку и давая необходимые консультации. Работа велась оперативно, без срыва графиков операций и лечения больных.

По воспоминаниям Светланы Федоровны, за главным хирургом Н. Г. Васильевой каждое утро заезжал грузовик, на котором она отправлялась на службу. А вечером на той же машине она возвращалась домой к своим маленьким дочкам. Однажды утром 10‑летняя Света, одолеваемая любопытством, забралась под парусиновый тент грузовика и уехала вместе с мамой. Доехав до поликлиники, она тихонько спустилась по колесу и пробежала в поликлинику. Обнаружили ее только там. Оказавшись в госпитале Света увидела, с каким напряжением работает ее мать, видела как многие женщины, добровольно пришедшие на помощь профессионалам, обрабатывали раны, стирали бинты. Самое сильное впечатление на девочку произвел внешний вид раненого бойца, у которого вместо челюсти была сплошная рваная рана. Язык раненого запал, что препятствовало дыханию. Боец вот-вот умрет... Света видела, как ее мама потребовала большую английскую булавку и... пристегнула язык к гимнастерке бойца — он был спасен. Много лет спустя Светлана Федоровна узнала фамилию того бойца, азербайджанца по национальности — Мамедов. В 1944 году он прислал Нине Григорьевне письмо с благодарностью за тот поступок.

Обнаружив дочку рядом с собой в клинике, Нина Григорьевна не стала ее бранить, а санитарки подключили девчушку к работе. Ей дали грязные бинты, которые она должна была постирать. Надо сказать, что с этой задачей юная одесситка справилась четко. За один день девочка научилась кормить больных при помощи шланга, делать уколы...

В сентябре 1941 года хирурги города, в том числе и Н. Г. Васильева, получили благодарность от командования Приморской Армии, а Нине Григорьевне были вручены именные часы от генерал-лейтенанта Г. П. Софронова (Приказ № 6 от 14.09.1941 г.).

О возможном оставлении Одессы Н. Г. Васильева узнала на совещании, которое прошло в начале октября в штабе Одесского Оборонительного района. Заседание было прервано начавшейся бомбежкой. Все собравшиеся отправились в бомбоубежище, и ряд задач остался нерешенным, что привело к следующей ситуации.

Когда наши войска оставляли город, в районе Аркадии были «забыты» несколько десятков раненых военнослужащих, которых не успели эвакуировать. Воспользовавшись сутками безвластия в городе, Нина Григорьевна и ее верные помощники успели спрятать раненых. Их переодели и распределили по домам и квартирам одесситам, которые добровольно согласились предоставить такую помощь, хотя это было уже опасно. Бойцов, которым нужна была помощь в условиях стационара, перевели в больницы города под видом мирных жителей.

Спустя несколько дней, работники поликлиники, вдохновляемые Е. И. Синельниковым, главврачом госпиталя 52/4 и главным хирургом Н. Г. Васильевой, решили открыть стоматологическую амбулаторию для оказания помощи населению города. Впоследствии работники клиники спасли жизнь не одному одесситу, в частности, партизанам, которых пытали фашисты.

При этом работники клиники довольно быстро смекнули, как можно спасать наших людей. Обладая достаточным запасом спирта, оставшимся еще с периода обороны города, медперсонал нашел хороший способ его применения. Получая пострадавших в гестапо и сигуранце одесситов, медики предлагали румынам выпить «по чуть-чуть», а, напоив оккупантов до бессознательного состояния, проведя необходимые меры в отношении больных, врачи выпускали их через крышу, а по ней — в соседнее здание кинотеатра, и на свободу. Когда же румыны приходили в чувства и требовали обратно пациентов, то медики разводили руками, мол, о чем идет речь. Оставшись без арестованных, не имея доказательств, что те были с ними, румыны уходили восвояси.

Занимаясь своей профессиональной деятельностью, Нина Григорьевна неоднократно помогала партизанам, о чем также поведала мне ее дочь, которой особенно запомнился такой эпизод.

Как-то ночью в квартиру Васильевых кто-то постучался. Света успела заметить в проеме дверей двух мужчин, которые попросили Нину Григорьевну пройти с ними. Девочка очень испугалась, но мать попыталась успокоить ее, сказав, мол, это одесские воры, которые что-то не поделили, из-за чего дело закончилось дракой с нанесением телесных повреждений.

На самом же деле ночные посетители сопроводили Нину Григорьевну в катакомбы в районе Картамышевской улицы. Там ее ждал раненый партизан-чех по имени Януш (Юлиус). У него было ранение в челюсть. Прямо в катакомбах хирург Васильева провела операцию.

Когда весной 1944 года Красная Армия приближалась к Одессе, и в боях за город и область гибли и наши, и вражеские солдаты, было много раненых, которых собирали румынские санитары. При этом, к счастью, они подбирали и наших солдат и командиров, о чем, благодаря партизанам, стало известно в стоматологической клинике. Сразу же Нина Григорьевна организовала бригаду помощи нашим бойцам. Советские медсестры извлекали наших бойцов и, договорившись с румынами, обменивали одного советского солдата взамен на оказание первой помощи пяти румынам. Наших солдат переодевали и отправляли по домам одесситов.

Время шло, и в освобожденном городе стала налаживаться мирная жизнь. Постепенно уходил страх. Но… как-то утром раздался стук в дверь… На пороге стоял мужчина в форме командира Красной Армии, майор медицинской службы. Говоря о причине своего визита, гость попросил Нину Григорьевну проехать с ним к человеку, срочно нуждающемуся в медицинской помощи. Офицер объяснил выбор врача тем, что о чудо-хирурге Нине Григорьевне уже, можно сказать, легенды слагают. Причем не только в Одессе, но и за ее пределами!

Майор пригласил Нину Григорьевну в стоявший у ворот «Виллис». Младшая дочь пошла с ней, а Свету, старшую, забрали с собой солдаты. Мама Светы вернулась только в полночь, лишь через много лет признавшись, что ездила на Сухой лиман для оказания помощи командующему конно-механизированной группой, освобождавшей Одессу, генералу И. А. Плиеву.

Когда Одесса была уже освобождена, работники клиники расконсервировали подвал, в котором до октября 1941 года была оборудована операционная, и сразу же стали оказывать помощь раненым, теперь уже тем, которые освободили город. На базе клиники был создан эвакуационный военный госпиталь №270, в котором до самого конца войны оказывалась помощь воинам с челюстно-лицевыми ранениями, а также проводились восстановительные пластические операции людям, которые защищали город в 1944 году.

С окончанием войны госпиталь №270 был расформирован, но челюстно-лицевая клиника продолжила свою работу.

За свой самоотверженный труд в годы войны, часто сопряженный с риском для жизни Нина Григорьевна Васильева была награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941‑1945 гг.» и «За оборону Одессы». Но главной наградой для хирурга Васильевой стали многочисленные письма с благодарностью от бывших пациентов, жизнь которых на протяжении долгих лет спасала хирург Васильева.

…Рассказ о Нине Григорьевне Васильевой можно было бы продолжать еще долго. Это был удивительный человек, спасший немало жизней и в мирное время, и в годы войны. Однако, ее деятельность в годы Великой Отечественной войны, которую она вела, рискуя собственной жизнью, была настоящим подвигом, который поистине впечатляет.

Виталий Орлов, преподаватель Одесского национального университета имени И. И. Мечникова, член НСЖУ

Последние новости раздела