Современные проблемы образовательного процесса. Взгляд из США...

Современные проблемы образовательного процесса. Взгляд из США...

Если вы хотите увидеть социальное неравенство, обратитесь к высшему образованию. Похоже, именно так сегодня мыслят в Вашингтоне, где президент США Барак Обама убеждал администрации колледжей лучше помогать студентам с низким уровнем дохода, пишет The Washington Post.

Некоторые американские колледжи сразу же поспешили последовать этому указанию. Так, например, Чикагский университет похвалили за его новый подход к набору студентов с низким уровнем дохода, который сокращает финансовую бюрократию при прохождении приемной комиссии и гарантирует студентам с низким и среднем уровнем дохода летнюю занятость, в то время как им больше не нужно работать в течение учебного года. А в апреле Университет Калифорнии разослал 5 тысяч писем достигшим высоких результатов старшеклассникам из бедных семей, призывая их поступать в вуз, обещая покрыть плату за обучение.

Даже системы ранжирования колледжей стали больше принимать во внимание ценовые и долговые нагрузки на студентов. В прошлом месяце The New York Times ранжировал колледжи, предпринявшие шаги для зачисления студентов с различным экономическим положением. При этом, как ожидается, через год Белый дом представит систему ранжирования вузов еще и по стоимости обучения и участию в программах финансовой помощи.

Тот факт, что относительно небольшое число студентов из малообеспеченных семей посещают колледж, в значительной степени ответственно за отсутствие вертикальной мобильности в Соединенных Штатах сегодня. Таким образом, с кучей получаемых колледжами денег, они выглядят настоящими лакомыми кусочками. Однако, не они являются проблемой, а система образования К-12, отмечает издание.

Идея взять в колледж больше бедных детей не нова. Эти попытки были предприняты еще в далекие 1960‑е годы, когда федеральное правительство создавало стипендиальные программы, призванные помочь студентам с низким уровнем дохода попасть в колледж. Это продолжалось около десятилетия, с которого Йель, Гарвард, Принстон и Стэнфорд заменили «преждевременное решение» о поступлении на программы «ранних действий», которые позволяли будущим студентам обращаться заранее, но не требовали от них связывать себя обязательствами. Такие изменения могли бы помочь менее привилегированным студентам, желающим сопоставить предложения финансовой помощи перед тем, как давать обещание одному учебному заведению, которое они будут посещать. Часть трудностей была устранена благодаря пакетам финансовой помощи и определенным обещаниям оставить нулевую плату за обучение для студентов с низким доходом. Например, Йель предлагает бесплатный проезд для студентов из бедных семей.

Однако, похоже, до сих пор все эти меры так и не смогли оказать существенного влияния на решение проблемы. Согласно опубликованному в прошлом году исследованию, подавляющее большинство выпускников школ из бедных семей, которые добились серьезных успехов в учебе, не поступают в какой-либо селективный колледж. И это несмотря на то, что в таких учреждениях стоимость обучения для них обычно ниже, чем в неселективных учебных заведениях, куда они реально поступают, поскольку ее часть покрывается за счет щедрой финансовой помощи. Более того, после внедрения Гарвардом в 2004 году политики, согласно которой, ни один студент из очень бедной семьи не должен платить ни цента за поступление, университет получил дополнительно 20 студентов с низким доходом на поток из 1600 человек.

В результате, из порядка 70 тысяч студентов с низким уровнем дохода, достигших успехов в учебе, позволяющих им попасть в верхние 10 процентов колледжей, только 20 тысяч поступили. В среде экспертов существует мнение, что такие слабые показатели связаны с тем, что образованные студенты с низким уровнем дохода обычно не общаются с консультантами колледжа или другими взрослыми, связанными с элитными учебными заведениями. Тем не менее, это не отвечает на главный вопрос: почему так мало успешных выпускников в школах для бедняков? И почему так мало прошедших селективные колледжи учителей работает в бедных школах?

Ответ на этот вопрос кроется в том, что нынешняя американская система устроена таким образом, что высококвалифицированные учителя, имеющие гораздо больше свободы при выборе учебного заведения, чем студенты, направляются отнюдь не к тем детям, которые более всего в них нуждаются. Преподавание в Америке, которое привлекает многих кандидатов из первоклассных университетов, в этом плане является исключением. На текущий 2014‑15 учебный год из 50 тысяч заявителей было принято только 5300. Таким образом, большинство из оставшихся 45 тысяч не попадут в городские классы. А ведь это умные люди, готовые войти в бедные школы и работать с детьми. Тем не менее, без структурного подхода и престижа преподавания в Америке они, наверное, менее охотно будут становиться частью системы, распространяющей посредственность.

Достаточно посмотреть на высококвалифицированные чартерные школы и на частные школы в бедных районах, чтобы понять, что там ничего не предпринимается для понимания проблем детей из малообеспеченных семей, которые мешают им хорошо учиться в школе. Подавляющее большинство этих учащихся учатся хорошо. Они также общаются с высококвалифицированными консультантами и другими взрослыми, прошедшими элитные школы. Сеть чартерных школ, существующая в 20 штатах и районах, была создана вузами для подготовки к поступлению. И хотя университеты не гарантируют зачисления, они активно ведут набор таких студентов.

Таким образом, становится очевидным большой пробел в спорах относительно проблемы социального неравенства в Америке: проблема бедственного положения американской системы образования К-12. Пятьдесят лет назад достаточно привычной была ситуация, когда ребенок рос в семье, где оба родителя окончили колледж. При этом он все еще мог посещать приличную государственную школу, поступить в колледж и получить профессию. Семьдесят лет назад можно было вырасти в доме, где не говорили по-английски, но также посещать хорошую государственную школу, поступить в колледж и стать частью среднего (а то и верхнего) класса. Несмотря на существовавшие в то время квоты, затруднявшие принятие детей расовых и этнических меньшинств в наиболее элитные школы, государственные колледжи располагались поблизости и обеспечивали достаточное образование детям рабочего класса. По крайней мере, выпускник школы умел читать, писать и решать элементарные математические задачи. Любой профессор колледжа скажет вам, что теперь это далеко не всегда так.

Сегодня для большинства детей с низким уровнем дохода колледж является всего лишь фантазией. Если вы закончили школу, вы все равно, скорее всего, окажетесь недостаточно подготовленными для учебы в хорошем университете, даже если бы вы оказались зачислены. Для этого вам наверняка потребуется пройти ряд подготовительных курсов. Так, к примеру, поступает примерно половина студентов, поступающих в систему Калифорнийского государственного университета.

Согласно исследованию, проведенному в 2011 году Шоном Рирдоном из Стэнфордского университета, разрыв в успехах в учебе между детьми из богатых и бедных семей, рожденными в 2001 году, увеличился примерно на 30‑40 процентов, в сравнении с теми, кто был рожден 25 лет назад.

Таким образом, отмечает издание, реально изменить положение студентов с низким уровнем дохода и предоставить им перспективу роста доходов в будущем вряд ли удастся лишь внедрением нескольких изменений, упрощающих процесс приема в колледж. К тому времени, как ребенок заканчивает школу, на нем уже отпечатывается такое количество недочетов системы образования, что для него уже просто может быть слишком поздно что-то менять…

Последние новости раздела