В IFC разработали для банковского сектора инструмент прогнозирования рисков кредитования АПК

В IFC разработали для банковского сектора инструмент прогнозирования рисков кредитования АПК

Сельхозпроизводители жалуются на дорогие банковские кредиты, которые временами значительно превышают 20% годовых. При таких условиях, утверждают они, обеспечить высокую рентабельность агропроизводства и выдержать острую конкуренцию со своими зарубежными коллегами за внутренний и внешний рынки почти нереально.

Банкиры на словах готовы кредитовать сельское хозяйство, но агрокредитование развивается медленно. Потребности хозяйств в деньгах удовлетворяются лишь частично.

Почему же банкиры так настороженно смотрят в сторону АПК? Что нужно сделать, чтобы они нашли общий язык с аграриями? Об этом пойдет речь в интервью с руководителем Проекта Международной финансовой корпорации (IFC, Группа Всемирного банка) «Развитие агрофинансирования в Украине» Михаилом Павличенко.

— Сегодня в Украине наблюдается достаточно странная ситуация: фермеры жалуются на нехватку оборотных средств, а коммерческие банки — на излишек кредитных ресурсов. Почему так происходит?

— Есть ли в банках действительно излишек кредитных ресурсов — это хороший вопрос. Ведь если есть, то кредиты должны были бы дешеветь, а они остаются дорогими. Можно было бы понять дороговизну кредитов, если бы в Украине была высокая инфляция. Например, при инфляции в 15% банки могли бы привлекать деньги, скажем, под 17% годовых и предоставлять кредиты под двадцать с лишним процентов. Но сегодня официальная украинская статистика показывает нам инфляцию всего в несколько процентов, а процентные ставки по кредитам тянут до 30%.

Одно из возможных объяснений данного явления заключается в том, что в действительности инфляция значительно более высокая. Другое возможное объяснение: в действительности существует даже определенный дефицит денег для банков, поэтому они, чтобы привлечь денежные ресурсы, вынуждены предлагать высокие процентные ставки по депозитам. А это, в свою очередь, делает дорогими и кредиты, которые они выдают.

Могут действовать и обе эти причины одновременно. Так что вопрос непростой. Похоже, в финансовом секторе существуют определенные перекосы. При таких условиях свободным денежным ресурсам общества трудно перетекать в инвестиции.

Но, так или иначе, банки имеют определенные ресурсы для кредитования бизнеса, в частности, сельского хозяйства. Агросектор после финансового кризиса 2008 года стал привлекательным для банков, поскольку он демонстрировал стабильность в то время, когда другие падали. Но агросектор является сложным для кредитования, поскольку имеет значительную специфику. Банку непросто понять и адекватно оценить риски сельскохозяйственного производства. Таким образом, он очень осторожно кредитует хозяйства.

— Как ваш Проект может посодействовать тому, чтобы банкиры и сельхозпроизводители в вопросах агрокредитования нашли общий язык?

— Для агрария хорош тот банк, который дает дешевый кредит. А кредиты, как мы уже видели, являются дорогими. Поэтому сельское хозяйство достаточно критически относится к банковскому сектору. Банки, со своей стороны, тоже осторожны, ведь деньги легко отдать, но иногда сложно вернуть. Добавим к сказанному проблемы с залогом, которые являются типичными для Украины, и мы уже имеем полный букет.

Конечно, чем точнее банк оценивает риски кредитования, тем лучшие условия для хозяйств он может предлагать. Но снижение процентной ставки не может быть значительным, учитывая дороговизну депозитов, которые сейчас являются основным источником привлечения банками денежных ресурсов.

Мы видим выход из ситуации в том, чтобы дать банку лучшее понимание его потенциального клиента — агрария и дать ему возможность более адекватно оценить риски кредитования. Тогда банк смелее будет идти в аграрный сектор и, по возможности, предлагать сельхозпроизводителям лучшие условия для сотрудничества.

— Как банковский сектор отнесся к такой инициативе вашего Проекта?

Мы предложили инструмент оценки рисков агрокредитования и специальную технологию его использования. Когда банки увидели конкретный продукт, разговор сразу перешел в конструктивное русло. По сути, мы создали инструмент, позволяющий значительно экономить время на оценку хозяйства и делать ее намного точнее, ведь сама по себе оценка хозяйств является достаточно трудоемкой и требует высокой квалификации.

— За счет чего это достигается?

— Во-первых, мы максимально автоматизировали процесс. После введения стандартных отчетов хозяйства все таблицы и графики выстраиваются автоматически за считанные секунды — буквально нажатием клавиши. Во-вторых, кроме финансовых показателей мы подробно анализируем еще и показатели производственные. В-третьих, наш инструмент имеет развитый механизм бенч-маркинга, а это означает, что мы можем сравнить любой показатель данного хозяйства с соответствующими показателями подобных предприятий. Также предусмотрены механизмы внутренней перекрестной проверки данных.

И, наконец, мы предложили уникальную технологию построения помесячных финансовых потоков на следующий год — это фактически является нашим ноу-хау. Данные таблицы также строятся автоматически.

— Разве такое возможно?

— Я поначалу тоже не был уверен, что у нас получится. Но сейчас все работает, и мы можем это продемонстрировать. Строятся технологички на основе короткого опросника. Буквально несколько вопросов: какая агроклиматическая зона, какова технология обработки почвы, какие площади под каждой культурой и какая урожайность. Это основное. После введения этих данных в компьютер система автоматически подключает базы данных цен, ресурсов и т. д. Такая таблица рассчитывается почти мгновенно, а на ее основе — сразу строится помесячный денежный поток.

Такой подход максимально формализует и автоматизирует работу с данными и дает как комплексную оценку исторических данных, так и прогноз.

— Используют ли банки ваш инструмент оценки хозяйства в своей работе?

— Да. На данный момент мы активно сотрудничаем уже с двумя банками и только что начали работать с третьим. Еще с двумя банками ведутся переговоры.

— С какими банками вы подписали договора о сотрудничестве?

— С «Кредобанком» и «Метабанком». «Кредобанк» — это львовский банк, а «Метабанк» — запорожский. Оба имеют свои представительства по всей Украине. Также мы начали сотрудничать с «Энергобанком».

— Удалось ли вашему Проекту объединить международный опыт агрокредитования и украинские реалии?

— Да. Нами использовался международный опыт, в частности, опыт голландского банка «Рабобанк». Конечно, мы столкнулись с достаточно серьезными проблемами использования западных подходов в Украине. Тут есть определенная специфика. Скажем, всем известна ненадежность украинской статистики. Какие отчеты пишут наши хозяйства — такие данные и имеет статистика. Распространена практика продажи урожая за наличные. Некоторые руководители воспринимают как личное оскорбление вопрос относительно состояния хозяйства и противоречий в отчетах. Но мы не ставим целью в течение одного дня изменить людей. Мы работаем в тех условиях, которые есть, и стараемся постепенно что-то изменить к лучшему.

Если мы говорим о ненадежности данных, об их неточности, то для этого в нашем продукте заложены определенные механизмы. Например, упомянутые механизмы сравнения с другими хозяйствами. Причем таким образом мы можем анализировать как агрегированные данные, так и данные по отдельным культурам. Возьмем, к примеру, урожайность. Если она значительно отличается от других хозяйств, то давайте посмотрим на структуру затрат. Если затраты значительно отличаются, то это уже вопрос для разговора с руководством хозяйства. А какова рентабельность? Если культура имеет нормальную урожайность и себестоимость, но убыточна — еще один вопрос. Может, с качеством проблемы? Или за наличные продают? Заложены также механизмы перекрестных проверок.

Все это позволяет сформулировать перечень вопросов для визита в хозяйство. Очень важно, какие ответы на них дадут руководители и специалисты. Это даст не только более точную оценку хозяйства, но и представление о квалификации ключевого персонала.

Таким образом, при создании инструмента оценки рисков была учтена местная специфика. Принимаем ее во внимание и во время использования этого инструмента. Короче говоря, в основе лежат западные технологии оценки, плюс наше ноу-хау помесячного прогнозирования финансовых потоков, но все это сделано с учетом украинской специфики.

— В какой степени работа вашего Проекта может посодействовать развитию украинского сельского хозяйства и укреплению позиций банковского сектора?

— Наилучшим бизнесом является взаимовыгодный бизнес. Любые другие деловые отношения являются недолговечными. Известно, что сельхозпроизводитель критически относится к банку, который дает ему кредит под высокий процент. Банк так же критически относится к сельхозпроизводителю, который может ему отдать или не отдать эти деньги. Наше дело — приблизить их, помочь лучше понять друг друга. И это достигается теми методами, о которых я говорил выше.

Николай Луговой,
Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»

Последние новости раздела