Извинения эксперта, или почему Запад справился с кризисом хуже Японии

Извинения эксперта, или почему Запад справился с кризисом хуже Японии

Почти два десятилетия Япония демонстрирует поучительную историю о том, как не потерять передовую экономику. После всего, островное государство представляет собой растущую супермощь, которая споткнулась.

Однажды, все выглядело так, словно Япония находилась на пути к превосходству в сфере высоких технологий, а на следующий день страна страдала от кажущегося бесконечным застоя и дефляции. И Западные экономисты были очень язвительны в своей критике японской политики, пишет профессор экономики и международных отношений Принстонского университета Пол Кругман в The New York Times.

«Я был одним из тех критиков, как и ставший впоследствии председателем Федеральной резервной системы США Бен Бернанке. И в эти дни я часто ловлю себя на мысли, что нам следовало бы извиниться», — отмечает ученый.

По словам П. Кругмана, опубликованный им в 1998 году экономический анализ ситуации в Японии, который назывался «В ловушке ликвидности», нельзя назвать ошибочным, также как и опубликованную в 2000 году работу Бернанке, где он убеждал японских политических деятелей применить «рузвельтскую решительность» в борьбе со своими проблемами, уже решавшимися в прошлом. По сути, в некотором отношении эти научные работы более чем когда-либо выглядят актуальными сегодня, когда многие на Западе попали в продолжительный спад, очень похожий на опыт Японии. Кризис на Западе оказался хуже того, с чем столкнулась страна восходящего солнца. И такое развитие событий не было предусмотрено.

В 1990‑е годы, отмечает П. Кругман, он с Бернанке предположили, что если Соединенные Штаты или Западная Европа столкнутся с проблемами, схожими с японскими, эти страны смогут справиться с ними куда более эффективно. Но они ничего не сделали, хотя и знали о поучительном опыте Японии. Наоборот, Западные политики с 2008 года вели себя так неадекватно, можно даже сказать проявляли активную контрпродуктивность, что неудачи Японии просто бледнеют на этом фоне. В итоге, рабочие в Западных странах ощутили на себе ухудшения, которых стране восходящего солнца удалось избежать.

Политика была провальной, уже начиная с госрасходов. Общеизвестно, что в начале 1990‑х годов Япония пыталась поднять свою экономику всплеском государственных инвестиций. Однако, мало кто знает, что госинвестиции быстро закончились после 1996 года, когда правительство увеличило налоги, подрывая продвижение к приближающемуся восстановлению. Это была большая ошибка. Но она не идет ни в какое сравнение с невероятно разрушительной политикой жесткой экономии Европы или расходами на инфраструктуру в США после 2010 года. Таким образом, если японская фискальная политика оказалась недостаточной, чтобы помочь росту; то Западная — активно уничтожала рост.

Или взять, к примеру, кредитно-денежную политику. Банк Японии, являющийся японским эквивалентом Федеральной резервной системы США, очень критиковали за слишком медленное реагирование на сползание к дефляции и последующее нетерпение в поднятии процентных ставок при первом намеке на восстановление. Эта критика была справедливой, но в то же время японский Центробанк никогда не принимал таких несостоятельных мер, как решение Европейского центрального банка о повышении ставок в 2011 году, которое отправило Европу в рецессию. И даже эта ошибка является мелочью в сравнении с приводящими в ужас ошибочными мерами Риксбанка, являющегося Центробанком Швеции, который поднял ставки, несмотря на не закончившуюся инфляцию и сравнительно высокую безработицу, подтолкнув тем самым Швецию к откровенной дефляции.

Пример Швеции особенно показателен, поскольку Риксбанк предпочел проигнорировать одного из своих заместителей заведующего — Ларса Свенссона. Этот экономист мирового уровня, специалист по кредитно-денежной политике, который проводил широкое исследование ситуации в Японии, предупреждал коллег, что поспешное повышение процентных ставок приведет именно к тем результатам, которые, в конечном итоге, у них и получились.

Таким образом, возникает два вопроса. Во-первых, почему все повсеместно делалось неправильно? Во-вторых, почему Запад со всеми его именитыми экономистами, не говоря уже о возможности сделать выводы из японского опыта, попал в еще худшее положение, чем то, в котором оказалась Япония?

По мнению П. Кругмана, ответы на эти вопросы кроются в том, что эффективное реагирование в условиях спада требует отойти от традиционных подходов. Политики, обычно стремящиеся быть рассудительными и добродетельными, рассуждая о сбалансированности бюджета или занимая твердую позицию против инфляции, дают рецепты попадания в еще более глубокий спад. И самое трудное в этой ситуации — убедить влиятельных людей адаптироваться к возникающим реалиям.

Последние новости раздела